ЕВГЕНИЙ КАЛЕШИН: С ФУТБОЛОМ ПОЗНАКОМИЛСЯ РАНЬШЕ, ЧЕМ С СУПРУГОЙ (20.10.2016)

Практически сразу после своего назначения – уже на следующий день после матча с «Балтикой» – исполняющий обязанности главного тренера «Кубани» Евгений Калешин встретился с болельщиками. В весьма обстоятельной беседе с «делегатами» различных фанатских объединений, а также старейшей группы болельщиков «Кубани» «Вконтакте», представитель известной футбольной династии поделился своим видением не только игры команды и рабочих процессов в клубе, но и современных тенденций в мировом и российском футболе.

- Евгений Игоревич, около недели вы работаете в статусе и.о. главного тренера «Кубани». Как это отразилось на вашей жизни? Может, стали хуже питаться или спать?

- С аппетитом, вроде, всё в порядке. Спать уже стал на час меньше. Раньше всегда старался спать по семь часов, сейчас шесть часов, потом звонит будильник, и я начинаю работать.

- Команда уже провела под вашим руководством один матч. Ребята очень позитивно отозвались о той игре, которую вы прививаете. А какие эмоции этот матч вызвал у вас, испытывали ли волнение?

- Естественно, было очень серьезное волнение. Работа на таком уровне – это серьезный стресс. Мы двигались от тренировки к тренировке, и непосредственно перед игрой я уже понимал: то, что мы могли дать ребятам, мы дали им именно в тренировках. Перед игрой нужно было успокоиться и настроить команду несколькими словами, остальное зависело от того, как они восприняли идеи, которые мы старались им передать.

- Давайте перенесемся в более ранние времена. Я правильно понимаю, что в вашей семье споров по поводу будущей профессии не было и быть не могло?

- Ну да, футбол всегда был частью жизни нашей семьи, и я не представляю себя вне футбола. Вообще, в моей жизни главные вещи – это футбол и семья. И я не могу сказать, что футбол однозначно на втором месте. Все-таки с футболом я познакомился раньше, чем со своей супругой (улыбается).

- Часто бывает, что тренеры называют одного из братьев более талантливым, а другого – менее талантливым. Встречалась ли такая ситуация у вас с Виталием, если да, то кто, по мнению специалистов, был более  одаренным?

- Наверное, Виталий. Все-таки он смог реализовать себя побольше, так как в России он выиграл все трофеи, которые было возможно. Я тоже считался представителем талантливого поколения, но как игрок, считаю, реализовал себя не до конца.

- В первых сезонах «Томи» в премьер-лиге вы были крепким игроком основы. Что произошло затем, почему случился переход в «Крылья Советов»?

- Так, это был 2007 год. Перед началом чемпионата мы играли в кубке страны с «Динамо». До этого мы проходили сборы в Испании, где было +30, а в Москве была минусовая температура. Мы проиграли 2:0 или 2:1 (2:0 – прим. автора). После этого матча я слег на полторы недели, у меня была температура под 40 градусов. В первом же матче после восстановления я получил перелом носа. Пошла какая-то череда травм, в результате которой я потерял место в составе. Мне не хотелось терять сезон, поэтому я внимательно изучил предложения, которые мне поступили: от «Ростова» и от «Крыльев Советов». В Самару меня звал Сергей Оборин, он пообещал, что я буду играть в основе, в итоге так и получилось. Я сыграл почти все матчи оставшейся части сезона и имел постоянную игровую практику.

- А какие впечатления остались у Вас от работы с Валерием Петраковым?

- Для меня это очень серьезная личность. Он оказал огромное влияние на меня как на игрока. Именно он сделал из меня защитника. Валерий Юрьевич сказал, что видит у меня навыки крайнего защитника. Еще раз могу сказать, что он очень сильный тренер. Сейчас я понимаю, каким багажом знаний он обладает, и что-то из этого  я теперь использую в своей работе.

- А правду говорят, что Петраков злоупотребляет матерными словами?

- Ну, понимаете, раздевалка – это место не для балерин. Там все мужики взрослые. Иногда нужно вставить крепкое слово. Он сам торпедовец, жесткий мужик. Но в человеческом плане он очень душевный. Знаете, есть матерные слова, а есть сквернословие. Он употребляет крепкий жаргон, который всегда к месту. Ребята никогда не обижались на него.

- Евгений Игоревич, наверное, каждый человек, получивший футбольное образование в Краснодарском крае, мечтает сыграть за «Кубань». Вам этого так и не довелось сделать…

- Для меня это было таким стрессом, когда я оказался не востребован после спецкласса (в то время вместо интерната были именно спецклассы). Тогда ведь не было дублирующих команд, мы играли на первенство края. Федор Новиков начал привлекать нас в команду. Мы ездили на базу в Четук, тогда еще принадлежавший нам, тренировались там. Это было такое счастливое время. Поесть на базе тоже было за счастье. Затем он ушел, а я оказался не востребован, хотя слыл перспективным игроком в своей возрастной группе. Меня это жутко задело. С тех пор я с особым рвением, утроенной энергией играл именно против «Кубани», пытался доказать, что они ошиблись во мне.

- А каково было играть против брата?

- Не скажу, что испытывал какой-то дух противостояния. В игре, конечно, забывалось, что играешь против брата, так что ничего особенного.

- А были ли варианты вернуться в «Кубань» в качестве игрока?

- Да, раза два или три. К сожалению, в те времена «Кубань» находилась дивизионом ниже, чем клубы, где играл я. Я играл в премьер-лиге с Томском, а «Кубань» - в первом дивизионе. Также был момент, когда я из «Дружбы» практически перешел в «Локомотив», и в это же время «Кубань» звала меня (она тогда играла во второй лиге), но это было бы двумя шагами назад. Ну и третий раз был, когда в «Кубани» работал Йозеф Хованец. Я всегда дорожил возможностью играть на высшем уровне и никогда не понимал тех, кто уходит ради повышения зарплаты в команды рангом ниже. Ты всю карьеру идешь к этому, так зачем спускаться на ступеньку ниже. Я не вижу в этом смысла.

- Александр Плошник в свое время не перешел в киевское «Динамо»…

- Есть люди, которые ассоциируются с одной командой, и это здорово. Если команда выступает на высоком уровне, то почему бы не играть за нее хоть 15 лет? Сейчас всё меняется, меняется футбол, меняется трансферная составляющая. Из тех, кто в Европе выступает за один клуб всю жизнь, можно выделить только Франческо Тотти. Если ты родился там, если ты патриот своего клуба, то это правильно. Я говорил о том, что ты играешь в команде на высоком уровне, и когда она вылетает, ты должен ей помочь вернуться  элиту. Однако если ты играешь в элитном дивизионе, а тебя зовут в команду, которая находится дивизионом ниже, то это другое дело. Поэтому Плошник абсолютно прав, и болельщики до сих пор его очень любят.

- Артур Тлисов уникален?

- Артур – историческая личность для «Кубани». Было бы здорово подумать над тем, как проводить Артура, когда он решит закончить. Люди, отдавшие своё здоровье, своё сердце клубу, наверное, должны уходить красиво, с почестями, чтобы болельщики могли отдать им дань уважения. Как это сделать – это другой вопрос. Но идея, конечно, правильная.

- Виталию доставалось от старшего брата?

- Конечно (смеется). Сами знаете, старшие всегда лупят младших, иногда мне за это очень стыдно (улыбается).

- Уже понятно, что Евгений Калешин – приверженец атакующего футбола…

- Я не понимаю, когда команда большую часть времени играет без мяча. Понимаю, что идет борьба идей, тактик. Но я не получаю удовольствия от такого футбола, игроки получают «кайф», когда мяч у них. Если мы теряем мяч, то сразу вступаем в отбор, чтобы он снова был у нас.

- В «Кубани» собраны футболисты для построения такой игры?

- Нынешний состав подходит именно под такой стиль игры. У нас почти на каждую позицию по два игрока. Когда все здоровы, то мы можем варьировать игровую схему. Кто-то лучше умеет делать первый пас, кто-то хуже. На каждого соперника нужен индивидуальный подход. Понятно было, что «Балтика» будет защищаться весь матч, и будет сложно расшатать их оборону. Но в этом матче нам, считаю, просто не повезло. Футболисты, собранные у нас в команде, приспособлены к такой игре больше, чем к игре прямолинейной или вертикальной.

У нас нет в команде форвардов типа Траоре или Давыдова, поэтому мы используем другое качество наших нападающих – мобильность. Конечно, мы хотим всегда играть вперед, но, чтобы забить, нужно пройти сначала атакующую линию соперника, затем полузащиту, потом защиту. Нужно заставить соперника потерять позицию. Если не получается с одной стороны, будем пробовать с другой. Это как с кирпичной стеной: бьешь ее молоточком, ага, здесь хорошая кладка, здесь бесполезно бить, бьешь дальше – пустота, ага, здесь и надо бить. Только наше оружие не молоток, а мяч. Статистика матча с «Балтикой» выглядит победной по всем параметрам, не хватило только гола. Тем футбол и интересен, что не всё решают цифры.

- А что делать с реализацией?

- Это вечная проблема. На одном футбольном семинаре швейцарские специалисты сказали, что тренировать нападающих бесполезно. Они считают, что есть определенный ген в нашем организме, отвечающий за точность. Попадать с точностью до миллиметра могут люди с этим геном, чаще всего это нападающие. У нас есть игроки с этим геном: Обухов, Гогниев, Хубулов, Ильин, Житнев. У них есть этот дар. Не зря они забивали в прошлом сезоне такое количество мячей. Положение в таблице и серия неудачных матчей, как мне показалось, пошатнули их уверенность в себе, появилась некая нервозность, но мы постараемся исправить этот недочет.

- Если вдруг команда не выйдет в премьер-лигу, есть ли смысл удерживать этот состав?

- Считаю, что ни в коем случае нельзя отпускать этих ребят. У нас очень конкурентоспособная команда. Если сезон завершится неудачно, то надо извлечь положительные уроки, поработать над ошибками на всех уровнях команды. Затем с этой информацией двигаться вперед. Но сейчас рано сдаваться, у нас еще много матчей, и мы будем всеми силами стараться исправить ситуацию.

- Дан Петреску проводил очень серьезную ротацию. Вы как смотрите на это?

- Зависит от того, кто в какой форме находится. Под некоторых соперников необходимы какие-то тактические варианты. Всю команду нужно тренировать одинаково. У ребят должен быть единый язык и единое понимание всех процессов на поле и вне его. Тогда ротация сможет происходить безболезненно, если у игроков будет идентичное чтение игры. Я не сторонник тотальных изменений в составе, потому что футбол – это взаимодействие. В Советском Союзе были мастеровитые команды, потому что люди играли в одной команде по 8-10 лет. В тех же клубах ФНЛ составы каждый год обновляются на половину, а нужно, наоборот, составлять костяк, скелет команды и менять лишь отдельные позиции. Например, чтобы на сборах переодеть наших игроков в черные футболки, а болельщики все равно понимают, что это «Кубань». Будет ясно, где Армаш, где Гогниев, где Обухов, но не потому что наблюдатели разглядят их лица, а потому что будет узнаваемый стиль игры.

- Вы лучше других знаете способности ребят из «Кубани-2». Можем ли мы рассчитывать на их постепенное включение в ротацию?

- Опять же скажу, что состав команды был сформирован в количестве 4 вратарей и 21 полевого игрока, т.е. практически два игрока на каждую позицию. Это без учета молодых игроков. Даже если наши молодые ребята соответствуют  уровню первой команды, то они третьи в очереди. Мы же не можем сказать тем, кто сейчас не проходит  в состав, мол, ребята, извините, мы в вас ошиблись, уходите. Есть позиции, где сейчас игроков в силу травм не хватает. Вот Армаш травмирован, в заявке был Клещенко. Я в нем абсолютно уверен, я знаю, что он справится, если придется выйти и помочь команде. Денис Якуба здорово смотрелся в матче с «Балтикой». Однако состав очень многочисленный. Молодые парни получают практику в «Кубани-2». Это их первый год, они только набивают шишки, делают ошибки, которые, я надеюсь, не будут допускать в первой команде. Всё должно происходить в результате конкуренции. По окончании сезона уже можно беседовать с теми, кто не проходит в состав, прийти к наилучшему для сторон мнению, а убирать кого-то, потому что у нас есть свои молодые – это неправильно.

- Фролов был не первым выбором Дана. Чем руководствовались, принимая решение относительно вратарской позиции?

- У нас в команде есть Максим Иванович Фролкин, отвечающий за подготовку вратарей. Я, конечно, прислушиваюсь к его мнению. Если он считает, что Женя сейчас номер один, то он попадет в состав. Я обязан делегировать свои полномочия, чтобы картина была более объективной. Должна быть налажена обратная связь с помощниками, только тогда мы получим наибольший эффект. И так происходит во многих командах. Да, последнее слово за мной, но я прислушиваюсь к тренерскому штабу и жду от них такой же ответственной работы, как и от себя.

- Как распределены обязанности в тренерском штабе?

- Олег Павлович Мирный отвечает за оборону. Раз в неделю у нас есть тренировка только для игроков защиты. Я сторонник специализированных тренировок. Есть дни, когда мы тренируемся вместе, а есть дни, когда атака тренируется отдельно, защита – отдельно. Олег Павлович и Михаил Николаевич Семенов отвечают за эту часть. Я и Шалва Гивиевич Керашвили отвечаем больше за атакующую часть.

- А физподготовка и тактика?

- Это моя задача. Главный тренер обязан досконально разбираться в физподготовке.

- Вы всего на год младше Андре Виллаша-Боаша. У вас есть мнение на тот счет, почему этот специалист во всех своих клубах ссорится с ветеранами команды?

- Не могу сказать. Такие вещи являются частью внутренней кухни команды. Своими результатами человек доказал свой уровень. Не зная всех деталей, очень сложно ответить на этот вопрос.  

- Многие отмечают, что с вашим приходом улучшился микроклимат в команде.

- С моей стороны некорректно будет обсуждать работу Петреску. Я застал команду в хорошем физическом состоянии, атмосфера положительная. Конечно, были какие-то моменты, которые я не приветствую, но это зависит от подхода тренера. Кто-то считает, что это не влияет на команду, кто-то считает по-другому. Я считаю, что бытовые вопросы очень сильно влияют на игровую составляющую. Раньше команда после матчей разъезжалась по домам, сейчас мы все вместе едем ужинать, потому что питание в первый час после игры – очень важный компонент. Так я могу контролировать восстановление ребят, потому что вижу и знаю, что они поели. Может быть, кто-то домой поехал и забыл поесть – сейчас такое исключено. После каждой домашней игры мы будем ездить на базу, все вместе будем кушать, а затем все свободны. То же самое после тренировок. У Дана был другой подход. Мы же контролируем все восстановительные процедуры. Если до меня доходит информация, что игрок не сделал этого, то он будет наказан.

- Какой для вас футбол в России является образцом?

- Мне нравится то, что сейчас происходит в «Зените». Я много следил за донецким «Шахтером» эпохи Луческу. Считаю, что в Восточной Европе это была сильнейшая команда своего периода. Я учусь на тренерскую категорию «А», по которой мы должны проходить стажировку в одном из клубов. Я просил Сергея Семака узнать, возможно ли пройти стажировку в «Зените», но, к сожалению, Мирча наотрез отказался. Семак также сказал, что за всю карьеру Луческу допустил только одного тренера к стажировке. Я ездил в «Спартак-2», где видел тренировки и дубля, и основной команды при Массимо Каррере.

- А в мировом футболе есть у вас образец для подражания?

- Марсело Бьелса. Он – корень, а Гвардиола, Поччетино, Бенитес, Симеоне – это ответвления. Это моё личное понимание. Хотя он не добился в карьере особенных побед, но мне кажется, что он многих научил добиваться успеха.

- Как получилось, что вас пригласили на пост и.о. главного тренера?

- Меня пригласили на встречу с губернатором дня за 3-4 до моего назначения. Андрей Николаевич Коробка сказал, что я есть в шорт-листе наставников, рассматриваемых на данный пост. Там были Побегалов, Григорян, Газзаев, Бородюк и я. Меня спросили:«Не боишься?», я ответил, что не боюсь. Я высказал губернатору свой взгляд на развитие ситуации в команде. Не знаю, как именно принималось решение, но через несколько дней мне позвонили, и сказали приезжать на базу для представления игрокам.

- Традиционный блиц. Любимый чемпионат?

- Подробно мониторю топ-5 чемпионатов.

- Любимый клуб?

- «Барселона»

- Любимый игрок?

- Зинедин Зидан.

- Хобби Евгения Калешина?

- Сейчас нет. Раньше был мотоцикл, любил погонять на нем, но уже давно его продал.

- Чем занимаетесь в свободное время?

- Вообще нет свободного время. Если же оно появляется, уделяю время семье: дочке, сыну, можем с мячом повозиться. Только на семью время остается.

- Хотите, чтобы ваш сын стал футболистом?

- Я бы хотел. Мне кажется, что у него есть определенные задатки, да и гены никто не отменял. Всё зависит от него, от того, насколько будет велика его любовь к игре. Сейчас такое поколение, которое не хочет много трудиться.

- Вам не довелось поиграть в составе «Кубани», но довелось сыграть в стане главных ее соперников – «Черноморца» и «Краснодара». Некоторые болельщики сейчас это припоминают. А как к этому относитесь вы?

- Болельщики имеют право. Мы играем и работает для них. Они имеют право на любую критику. Я с пониманием к этому отношусь. Я не могу вычеркнуть из своей жизни ни одного этапа. Все решения я всегда принимал только исходя из футбольного смысла, как будет лучше для меня как для футболиста. Моя карьера вышла такой, какой она вышла. Я не стыжусь того, что сделал когда-то. Может, где-то я ошибался, но это был мой путь. Пусть лучше ругаются на меня, чем на футболистов.

- В футбольной семье всё время говорят о футболе?

- 99 процентов времени – да (улыбается).

- Львиная доля ваших голов пришлась на удары с одиннадцатиметровой отметки. Как получилось, что вы стали штатным пенальтистом?

- Я начал бить еще  в анапском «Спартаке». Тренировался там круглосуточно, можно сказать. Поле было рядом с пансионатом, где мы жили. И день, и ночь я пропадал на этом поле. Взрослые это видели и сказали, что я буду бить пенальти. Тогда из 4 пенальти я реализовал 4. Затем в Майкопе капитан команды Тамази Еник в матче кубка России против ставропольского «Динамо», сказал:«Жека, пробей». Была уже 115-116 минута матча, я забил. Правда, в следующем матче чемпионата я не забил. Но в других командах я становился штатным пенальтистом, мне доверяли. Был сезон, когда я 11 пенальти подряд забил.

- А кто в «Кубани» пенальтист?

- В последней игре было так: Житнев, Гай, Хубулов. Тренировать пенальти бесполезно. На практике нет никакого стресса. Забьешь ты или не забьешь – тренировка все равно закончится. А в игре пульс во время пробития подскакивает до невероятного уровня. И неважно, на какой минуте ты бьешь. Ты подходишь к точке, и кажется, что вратарь огромный, а ворота маленькие.

- Что вам дал опыт работы с «Кубанью-2»?

- Это колоссальный опыт. Для ребят было важно сделать этот шаг. Коновалов, Завезён, Якуба, Майрович и другие ребята переросли молодежное первенство. Им было тесно там. Шаг во взрослый футбол помог им немножко спуститься на землю. И очень здорово, что мы с ними сделали этот шаг. Я уверен, что любой игрок «Кубани-2» - это готовый футболист для ПФЛ как минимум. Каждый из них уже может стать серьезным игроком, но мы, конечно, хотим, чтобы они добились большего, чем просто уровень ПФЛ, потому что потенциал у них серьезный.

- А в чем причина проклятья выездных матчей «Кубани-2»?

- Это не проклятье. Выездные матчи – это психология. Почти все команды играют в два разных футбола: дома – в один, на выезде – в другой. Мы везде старались играть в открытый футбол, показывать свой стиль. Значит, пока мы не до конца проработали с игроками условия выездных игр. Понятно, что там чужие болельщики, симпатии арбитров на стороне хозяев, и где-то мы не выдерживали этого давления. С «Биологом», который два раза перешел центр поля, мы пропустили на последних секундах. Я говорил ребятам: «Независимо от того, где вы играете, показывайте свой футбол». Если вы верите в свою идею, то неважно, где вы играете. Раз пока на выезде нет результата, значит, не до конца верят (улыбается).

- Допустим, «Кубань» выйдет в премьер-лигу, «Кубань-2» продолжит своё существование?

- Однозначно! Это команда, созданная на перспективу. Да и парни 1996 года рождения, составляющие основу «Кубани-2», уже не могут играть в молодежном первенстве.

- А почему не было традиционной пресс-конференции, когда вас назначили тренером? Говорят, этого не случилось по вашей инициативе.

- Да. Поймите, когда на тебя сваливается такой груз, а ты еще должен уделить внимание прессе… Ты должен открыться, а я, наоборот, хотел пока быть закрытым для прессы. Да и прорабатывался вариант с ограничением общения игроков с прессой. Общение с медиа высасывает у игроков энергию. А если из контекста вырывается какая-либо фраза, и затем она доходит до команды, это начинают обсуждать, возникает негативное влияние. Так же из меня могут вырвать какую-то информацию. Вот один портал недавно брал у меня интервью, так там появился вопрос, а самое главное, ответ, которого я не говорил. Поэтому я очень аккуратно отношусь к СМИ. Я понимаю, что вы не желаете зла нашей команде, поэтому говорю с вами откровенно.          

- Спасибо вам большое за это интервью!

- Спасибо вам за интересные вопросы.

Источник: старейшая группа болельщиков «ВКонтакте»


тэги: Евгений Калешин

Поделиться:   

Календарь

Месяц
Год
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Сервисы

Партнеры

Сервисы

Партнеры

Сервисы

Футбольная коррида