ВЛАДИМИР ЛОБКАРЕВ: В ЧИСТОТЕ ГОЛА «ТОМИ» Я УВЕРЕН (5.10.2016)

Без малого 23-летний Владимир Лобкарев – один из представителей когорты кубанских футболистов в нынешней «Кубани». Уроженец Новороссийска, делавший первые шаги на гулькевичской почве, с 12 лет проходил все ступени в клубном резерве и попал в первую команду еще при Викторе Гончаренко. Футболистом основы этот фланговый игрок стал лишь в прошлом сезоне, но травма «крестов» и 9 месяцев вне игры стали для Владимира большой проверкой на твердость характера. Нынче Лобкарев возвращает  былые кондиции и в разговоре с корреспондентом «Независимой спортивной газеты» поделился мнением о силе текущего состава команды, «козырях» тренеров «Кубани» и своей заветной мечте.

 

ФУТБОЛ ПРЕДПОЧЕЛ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКЕ

 

– Владимир, 17 сентября, в день игры с ярославским «Шинником», вам исполнится 23 года. Хоть цифра по-футбольному не самая солидная, давайте попробуем оценить первый, уже свершившийся отрезок вашей карьеры.

 

– На самом деле, очень интересный вопрос, как я его представляю. С удовольствием, если честно, вспоминаю отрезки жизни, как я с малых лет шел к основной команде «Кубани». Когда я попал в клубный резерв в 12 лет, я только об этом и мечтал. И так сложилось, что из резерва я попал в дубль, потом играл во второй лиге и в конечном счете добился, чего хотел – оказался в главной команде края. Теперь, когда я этого добился, у меня другие цели на будущее – прогрессировать и расти как футболист и попасть в сборную России.

 

– Сколько лет из своих почти 23-х вы посвятили любимой игре?

 

– В футболе я с 10 лет. Два года занимался в СДЮСШОР в Гулькевичском районе и в 12 попал на просмотр в резерв «Кубани». Вообще, я родился в Новороссийске, прожил там до семи лет, а впоследствии получилось так, что семья переехала, как ни символично это сейчас прозвучит, в поселок Кубань. Там я поначалу ходил в секцию легкой атлетики, но однажды на школьном занятии по физкультуре, когда мы с ребятами играли в футбол, меня заметил детский тренер Алексей Николаевич Гук. У меня получалось обыгрывать и забивать голы, и он предложил попробовать себя у него в футбольной секции. Я пробовал совмещать легкую атлетику и футбол, у меня получалось и там, и там, но потом тренер по атлетике поставил мне ультиматум – мол, выбирай что-то одно. Я остался у него в секции, но понял, что скучаю по футболу, и затем опять начал совмещать. А в 10-летнем возрасте окончательно выбрал футбол.

 

– Легкоатлетическая школа оставила определенный отпечаток на вас?

 

– Поскольку я специализировался на беговых спринтерских дистанциях 60 и 300 метров, за 4 года занятий меня научили правильно бегать. Немного, мне кажется, за счет частых тренировок прибавил и в скорости, поэтому легкая атлетика в какой-то степени мне как футболисту помогла.

 

– Для ребят из глубинки футбол – способ о себе громко заявить. Это и ваш случай?

 

– Дело даже не в славе, нет. Просто когда любишь какое-то дело, ты отдаешься полностью ему, всем сердцем. Я очень сильно люблю футбол, и почему бы в таком случае о себе не заявить? Мне нравится прогрессировать, расти, а прогресс в условиях большой любви к футболу – на мой взгляд, естественное явление. За что люблю футбол? Когда забиваешь голы, чувствуешь глубокую эйфорию, и такие ощущения непередаваемы.

 

– Помните, когда в первый раз побывали на матче «Кубани»?

 

– Как раз уже после попадания в резерв. В 2005-м, когда «Кубань» играла в первой лиге, на домашних матчах команды мы подавали мячи, и с бровки я посмотрел в дальнейшем за годы обучения в интернате много поединков.

 

– Ваш партнер по команде Георгий Зотов в интервью нашему изданию заявил, что с такой инфраструктурой, как у «Кубани», трудно растить достойную молодежь. Вы с ним согласны?

 

– Совершенно согласен с его словами. В интернате я все это прошел, и, на мой взгляд, уже давно назрела необходимость поменять там искусственное и изношенное футбольное поле и еще улучшить качество питания. Нужно создать все условия для того, чтобы маленький футболист рос и ему было интересно прогрессировать дальше. В плане питания, считаю, стоило бы чуть разнообразить ежедневный рацион, но главная проблема, конечно же, это поле. Еще когда я на нем занимался, оно уже было потрепанным, а когда тренируешься на таком поле с 12-ти лет, к 18-19 годам дают знать о себе разные травмы. Я не исключение: совсем недавно у меня был надрыв крестообразных связок, и врачи сказали, что, вероятно, это повреждение идет еще из детства.

 

– Обучение в интернате в Европе предполагает не только футбольное образование, но и всестороннее. Как с этим обстояло дело в резерве «Кубани»?

 

– Безусловно, нас всегда контролировали в плане учебы и дисциплины. У нас были дни самоподготовки, и нас разными способами стимулировали подтягивать оценки. Иногда мне прилежания для учебы, честно признаюсь, не хватало, но так как по причине плохой успеваемости или дисциплины можно было пропустить тренировку, старался учебу не забрасывать. В итоге после интерната я поступил в Кубанский госуниверситет и сейчас учусь в магистратуре на педагога.

 

– Если бы вас экспромтом попросили провести мини-экскурсию по музею «Кубани», блеснули бы знанием клубной истории?

 

– У меня не так уж много информации об истории «Кубани». Тем не менее, знаю игроков, которые внесли наибольший вклад в клубные успехи, и самые значимые вехи «Кубани» в ее истории тоже. Очень приятно было, когда перед началом сезона ветераны клуба дали нам напутствие на сезон. С Игорем Викторовичем Калешиным и Муратом Руслановичем Гомлешко мы знакомы еще со времен учебы в интернате, а Юрия Федоровича Чеботарева, Сергея Александровича Андрейченко и Владимира Ивановича Лагойду знаю из истории.

 

МАТЧ С «ВАЛЕНСИЕЙ» САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ

 

– Знаю, разные тренеры использовали вас то на краю обороны, то на фланге средней линии. Вам без разницы, где играть, лишь бы на бровке?

 

– Не то чтобы прям лишь на фланге, просто с краю у меня больше получается. А в защите или полузащите – вы правы, для меня без разницы, одинаково. Нынче фланговым игрокам нужно уметь как разрушать, так и созидать, поэтому защитники и крайние хавбеки в игре могут заменять друг друга без потери качества. Я себя больше считаю созидателем, вернее даже, мне хочется считать себя таковым. Мне всегда больше нравилось играть впереди и забивать голы.

 

– Легкая атлетика помогла вам стать более выносливым, что важно для крайка?

 

– Я думаю, это идет у меня больше от головы. Мне помогает мой характер: понимаю, что нужно терпеть и работать изо всех сил. В игре бывают моменты, когда становится тяжело, и все равно стараюсь сделать последний рывок. За счет характера, мне кажется, я стал как раз более выносливым.

 

– Признайтесь, бывало, что когда-то спорили с тренером по футбольным вопросам в надежде доказать свою правоту?

 

– Я придерживаюсь точки зрения, что тренеру виднее, и особо в споры не вступал. Так, в интернате 5 лет мы работали с Евгением Анатольевичем Мамедовым, и если порой у нас и были с ним разногласия, предпочитал менять его точку зрения не словами, а качественной работой на футбольном поле.

 

– Сезон-2011/2012 вы провели в дубле «Кубани» в молодежном первенстве. Считаете этот турнир в какой-то степени несерьезным?

 

– Когда я попал из резерва в дубль, молодежное первенство показалось мне совершенно другим уровнем. Там были уже другие требования, в частности, предельная концентрация и стопроцентная самоотдача. Я рассматривал дубль как ступень, после которой игрок уже двигается дальше, и не считаю молодежное первенство несерьезным турниром.

 

– За счет чего дублерам желто-зеленых с ходу после возвращения клуба в премьер-лигу удалось попасть в восьмерку лучших в чемпионате?

 

– Во многом результат каждого матча зависел от того, с какой самоотдачей ты вышел на игру – за счет настроя разница в классе между командами нивелировалась. Плюс к тому, у нас были хорошие тренеры – это и Андрей Викторович Юдин, и Олег Павлович Мирный, и тренер по вратарям Александр Анатольевич Артеменко. Они  сыграли большую роль в том, что мы закончили тот переходный чемпионат на высоком для нас восьмом месте. Тренеры разъясняли нам все по полочкам, обеспечили в коллективе дисциплину, и вкупе с нашим огромным желанием это дало результат.

 

– Следующий сезон вы провели в аренде в армавирском «Торпедо» во второй лиге. Для молодых игроков она сродни футбольной мясорубке?

 

– Мясорубка – это слишком жестко сказано. Во второй лиге играют во взрослый футбол за зарплаты и премиальные, поскольку у многих ребят семьи и дети. Естественно, там другие приоритеты: если я, молодой, что-то делал на поле не так, игроки постарше меня ругали и тем самым мотивировали, воспитывая во мне чувство ответственности. Во второй лиге я ощутил разницу между взрослым футболом и молодежным первенством.

 

– Летом 2013-го вы поехали в составе команды КубГУ в Испанию на студенческий чемпионат Европы. Насколько этот турнир силен по своему уровню?

 

– В студенческом футболе не такой низкий уровень футбола, как некоторые думают. Все-таки на Евро приезжают лучшие команды Старого Света, за которые выступают не только любители, но и профессионалы. Если сравнивать с российским чемпионатом, это в целом уровень нашей первой лиги, хотя были и аутсайдеры уровня второй лиги. В Испании мы в тройку не попали, через 2 года стали вторыми в Хорватии, а между этими соревнованиями выиграли Европейские студенческие игры в голландском Роттердаме.

 

– На этих турнирах вы ощущали, что российские команды играют в другой футбол?

 

– Больших отличий не замечал. Среди всех выделялись испанцы, которые проповедуют комбинационный футбол, но и у нас была отличная команда с индивидуально сильными исполнителями, так что мы пытались играть в умный футбол.

 

– В Испанию вновь вы приехали в декабре 2013-го с «Кубанью» на лигоевропейский матч с «Валенсией». Не рассчитывали тогда выйти на поле?

 

– Честно говоря, нет, потому что до этого момента сыграл за «Кубань» лишь один матч – в Кубке России с рязанской «Звездой». И тут «Валенсия»… Когда вышел на поле на 79-й минуте, словно оказался в сказке. Тем не менее, удалось себя достойно показать и принять участие в голевой атаке, и в итоге мы закончили 1:1. Это самый памятный для меня матч.

 

– Навскидку не припомните, сколько касаний мяча тогда удалось сделать на поле?

 

– Я много раз пересматривал концовку того матча, и мне тогда удалось совершить за чуть больше 10-ти минут достаточно много касаний мяча. Кроме того, я вышел на левый фланг вместо Ромы Бугаева и смог перекрыть все подходы для соперника к нашим воротам. А когда в концовке забил Лоренсо Мельгарехо, внес свою лепту на ранней стадии атаки.

 

– Пако Алькасер, против которого вы тогда играли, минувшим летом перебрался из «Валенсии» в «Барселону». Были ли игроки, которые впечатлили вас больше него?

 

– В «Валенсии» играют футболисты высокого уровня, и выделять кого-то одного было бы глупо. Тем не менее, с командой такого уровня мы сыграли в гостях вничью, а забей в концовке Джибриль Сиссе, могли даже выйти из группы. Увы, чуда не случилось.

 

– Что вам сказал после матча тогдашний наставник команды Виктор Гончаренко, и вообще часто ли он разговаривал с вами лично?

 

– Нет, Виктор Михайлович общался со мной нечасто, но после той встречи я надеялся, что дела в «Кубани» у меня пойдут в гору. Главный тренер и руководство меня похвалили, но так случилось, что после зимних сборов я лишь один раз вышел в концовке гостевой игры с «Ростовом». Так или иначе, а я все равно считаю Гончаренко хорошим специалистом, и формулировка, с которой его из «Кубани» уволили, якобы он мягкий специалист, лично мне непонятна.

 

ОБРАТНО В «КУБАНЬ» ПОЗВАЛ СТАЦЕНКО

 

– Сезон-2014/2015 вы вновь провели в аренде в армавирском «Торпедо». Насколько трудно было после «Валенсии» вновь настраиваться на условный «Машук»?

 

– На самом деле, это был вправду тяжелый период для меня. Возвращение во вторую лигу означало, что мне опять все придется начинать заново, опять терпеть, работать, стараться. Тем более, сами понимаете, разница между премьер-лигой и второй лигой огромна во всех планах. Тем не менее, как ни тяжело мне было, я очень хотел пробиться обратно в элиту и в конечном счете попал в «Кубань».

 

– Победа торпедовцев в том сезоне в чемпионате в последнем туре – что это было?

 

– Мне кажется, это была закономерность. Весь турнир у нас был единый коллектив,  и мы очень хотели выиграть чемпионат. А в последнем туре бог вознаградил нас за старания. К слову, в том сезоне у нас были большие финансовые трудности – клуб, можно так сказать, бедствовал и был на грани распада. И победа в столь тяжелой ситуации стала для нас всех двойной наградой.

 

– Что творилось в раздевалке команды после знаменательной чемпионской победы над нальчикским «Спартаком»?

 

– Все праздновали, радовались и не верили, что, несмотря на все плохие моменты в нашей жизни в том сезоне, мы все-таки смогли победить в чемпионате, выйти в первую лигу. Это было очень круто, и от того сезона впоследствии у меня остались теплые воспоминания, как раз благодаря итоговому успеху.

 

– В сезоне вы забили за черно-белых 13 голов, а летом стали лучшим бомбардиром студенческого Евро с 4-мя мячами. В чем была причина этих голевых подвигов?

 

– Наверное, я всегда был там, где нужно, и подставлял ногу там, где мог. Самый памятный гол? В чемпионате я оформил хет-трик в ворота «Таганрога» в день рождения отца и тем самым его поздравил. Моя семья всегда переживает за меня, и очень хотелось порадовать папу. Пожалуй, это один из важнейших дней в моей карьере.

 

– Хет-трик вы оформили и на Евро в матче группового этапа с немцами из Бохума – теми самыми, которым команда КубГУ в итоге проиграла в финале по пенальти…

 

– Это не самое плохое, что случалось в моей карьере, и тем не мене, так проиграть было обидно. На турнирной дистанции мы побеждали всех без особых проблем, и с теми же немцами в матче группы мы сыграли хорошо. Но в финале нам, наверное, не хватило сил для последнего, решающего рывка. Да и не повезло нам, если откровенно: у нас были в том поединке отличные моменты, которые мы не реализовали.

 

– После европейских стартов вы долгожданно для себя вернулись в расположение «Кубани». Чье это было решение в первую очередь?

 

– Решение принимал генеральный директор клуба Валерий Николаевич Стаценко – мы пересекались еще в Армавире и с тех пор общались. Летом у меня закончился контракт с «Кубанью», в том числе арендное соглашение с «Торпедо», и нужно было определяться со своим будущим. У меня были варианты в первой лиге, однако Стаценко мне позвонил и попросил никуда не уходить: я воспитанник «Кубани», и клуб во мне заинтересован. В итоге я подписал новый контракт на два года.

 

– Когда познакомились лично с тогдашним главным тренером «Кубани» Дмитрием Хохловым?

 

– Так сложилось, что в период поиска новой команды я тренировался индивидуально, а потом в последний момент поехал на Евро, еще не определившись с клубом. С Дмитрием Валерьевичем мы познакомились через неделю после возвращения «Кубани» со сборов: я провел несколько тренировок, видимо, ему понравился и подписал контракт. При Хохлове я стал игроком стартового состава и провел пять матчей, что после второй лиги для меня было хорошим скачком в карьере. Я думаю, что тренерский талант Дмитрия Валерьевича еще не до конца раскрыт, просто в некоторых играх при нем нам немного не везло. Мне кажется, он в будущем проявит себя как высококвалифицированный специалист.

 

– Во второй ваш приход в «Кубань», когда она играла в премьер-лиге, состав желто-зеленых был уже не таким звездным?

 

– Я бы так не сказал, в прошлом сезоне у нас также играло много классных футболистов. Другое дело, что многие факторы, и в первую очередь финансовые, сказывались сильно на нашем результате, чего при Гончаренко не было. А так, когда ты имеешь в своем составе Аршавина и Павлюченко, жаловаться на недостаточную силу состава глупо. С ними было весело как на тренировках, так и в повседневной жизни, и они положительно влияли на микроклимат в команде.

 

– Почему, по вашему мнению, у «Кубани» в прошлом сезоне дела не пошли с самых первых туров?

 

– Наверное, не было того энтузиазма, как раньше. После восьми первых туров без побед уже тяжело было выровнять ситуацию, исправить ее, и у нас пропала уверенность в своих силах. А к психологическим проблемам добавились смены тренеров, огромные долги по зарплатам, задержки выплат… Тем не менее, я не могу сказать, что главная проблема в прошлом сезоне для «Кубани» крылась в финансах. Мы профессионалы и на поле должны забывать о деньгах. Так или иначе, околофутбольные моменты мешали сосредоточиться на самом футболе.

 

– Как вам после второй лиги быстро удалось переключиться на премьер-лигу?

 

– Все через огромный труд и желание. Заслужил свое место в составе я в первую очередь благодаря сумасшедшей самоотдаче на тренировках и в итоге после выхода на замену в домашней августовской игре с «Рубином» уже в Самаре против «Крылышек» появился в стартовом составе.

 

– А в следующем туре вы вышли в основе на домашний матч с ЦСКА и сыграли от звонка до звонка. Какие впечатления остались от поединка?

 

– Очень обидно, что тогда проиграли. На самой последней минуте заработали пенальти, забей тогда Мельгарехо – и 1:1. Может, после такого эмоционального подъема дела у нас пошли бы в гору, а так уступили армейцам с минимальным счетом, и вскоре произошла смена главного тренера… Вот так в футболе эпизоды могут изменить многое.

 

ПОСЛЕ ТРАВМЫ БОЯЛСЯ РЕЦИДИВА

 

– В первом матче «Кубани» под руководством Сергея Ташуева вы вышли в основе в игре со «Спартаком», но на 20-й минуте получили травму. Что случилось?

 

– То повреждение я получил фактически на ровном месте. Рядом со мной на поле тогда находился Ивелин Попов, уже спартаковец, и когда на Иву пошла передача, я выдвинулся на него, но в отборе неправильно поставил ногу. Он на меня упал, нога у меня осталась на месте, а тело по инерции пошло назад, что спровоцировало надрыв «крестов». Это очень грустный момент в моей карьере.

 

– Грустный потому, что пропустили из-за травмы без малого 9 месяцев?

 

– Конечно. Мне кажется, к тому моменту, когда я окончательно надорвал крестообразные связки, проблема с ними у меня уже была, просто я об этом не знал. Сразу после того, как я получил травму, мне сделали МРТ, и наш доктор Александр Линский наложил мне на 2 месяца шину. Он пообщался со своими коллегами из Германии, которые посоветовали  отправить меня на обследование в Европейскую спортивную клинику в Москве. 3 месяца мы делали различные процедуры здесь, в Краснодаре, после чего меня вновь отправили в Москву, где сказали, что у меня все правильно срослось и операция не потребуется.

 

– Как за 9 месяцев без футбола не разочароваться в игре и своей карьере?

 

– Опять же, для этого нужно любить футбол и, несмотря на все сложности, преодолевать их с верой в лучшее. Конечно, не скрою, после такой травмы были мысли о рецидиве. Тем более, к тому моменту, как я начал восстанавливаться, разница между коленями у меня была велика: на одном все в порядке, а другое слегка «разболтано».  Моим персональным тренером по восстановлению был Игорь Викторович Калешин, с которым мы занимались около месяца для «закачки» колена. Он давал мне индивидуальные упражнения и сильно помог моему восстановлению. После этого через месяц начал заниматься в общей группе и с 13 января приступил к полноценным тренировкам.

 

– В зимнее «трансферное окно» «Кубань» пополнили Сантана, Евгений Селезнев и Аподи. Тогда у вас появилась надежда, что команда не вылетит?

 

– Конечно, мы верили в это до последнего момента, тем более что к нам приехали игроки столь высокого класса. Но где-то нам не везло, особенно по части травм – даже главный тренер Сергей Ташуев об этом не раз говорил. Каждый раз из обоймы выпадало много игроков, и трудно было собрать на игры оптимальный состав. В итоге из-за плачевного результата он решил уйти. Все мы восприняли эту новость с грустью, но при этом поняли, что первый, с кого спрашивают результат – это главный тренер.

 

– При Гончаренко, Хохлове и Ташуеве «Кубань» показывала разный футбол, верно?

 

– Соглашусь. При Викторе Михайловиче «Кубань» здорово смотрелась в плане агрессии в атаке, акцент делался на быстром переходе из обороны в нападение. Для этого, чтобы мы понимали, как играть, он анализировал на теоретических занятиях лучшие игры лучших клубов мира, в частности, той же дортмундской «Боруссии» Клоппа. Гончаренко тренер-тактик, а при Хохлове ставка делалась на комбинационный футбол и доминирование на поле. У Ташуева же на первом месте стояли бойцовские качества и игровая дисциплина.

 

– По истечении сезона вы уже можете сказать, что «Кубань» во многом вылетела из-премьер-лиги закономерно?

 

– Я так не считаю. Мы сделали большое дело, обыграв «Динамо» и «Локомотив», однако в матчах «Уралом» и еще раньше с «Мордовией» нам не хватило того же запала, что и в поединках с московскими клубами. А если взять стыковые матчи с «Томью», то засчитай арбитр в ответной встрече мой гол в концовке, мы бы остались в премьер-лиге. В том, что гол был чистый, я уверен. Лично много раз пересматривал этот эпизод и так и не понял, на что отреагировал судья. Когда последовала подача на Букура, Георге абсолютно чисто выиграл борьбу головой, а у меня в момент удара не было ни офсайда, ни нарушения.

 

– А сам арбитр встречи Виталий Мешков после игры свое решение объяснил?

 

– Нет, но за него вступились другие арбитры. В известной телепрограмме «Свисток» они утверждали, что Букур нарушал правила: после того, как он выиграл верховую борьбу, в момент падения румын повалил соперника. Я с этим в корне не согласен.

 

ЛИМИТА НА ОСЕЧКИ У НАС БОЛЬШЕ НЕТ

 

– Как быстро после трагедии в Томске удалось выкинуть дурные мысли из головы и вновь настроиться на рабочий процесс?

 

– Отчасти помогло, что за время небольшого отпуска удалось побыть с семьей. К тому же, команду возглавил специалист, с которым в истории «Кубани» связано много хорошего. Перед нами поставили новые большие цели и задачи, и нужно было абстрагироваться от прошлого.

 

– А есть ли у вас хобби, с помощью которого вы снимаете стресс после матчей уже по ходу сезона?

 

– Мне в таких случаях всегда помогает хороший сон – в тяжелые моменты после того, как выспишься, чувствуешь себя гораздо лучше. Еще, чтобы отвлечься, читаю. Предпочитаю классику, в особенности романы Эриха-Марии Ремарка и Дэна Брауна. При возможности с друзьями выбираемся на теннисные корты – не сказать, что хорошо играю, но по мячу ракеткой попадать удается. А еще я люблю карточные игры, как-то бридж и покер, ну и  «Playstaition» тоже.

 

– На ваш взгляд, почему в начале сезона побеждать «Кубани» не помогала даже та супермотивация, которой славится Петреску?

 

– Это вопрос, которым мы и сами задаемся. Много мелочей влияло на наш результат: где-то судья принял неправильное решение, а порой сами не могли преобразовать созданные моменты в голы. А проблемы с реализацией я обосновываю новым коллективом, который на момент начала чемпионата не был сыгранным.

 

– Правда, что Петреску пытался сплотить коллектив различными акциями, как-то совместный поход в ресторан?

 

– Да, такое было. А на сборах в Молдавии мы часто бывали на различных экскурсиях: так, ездили в один из самых больших винных погребов Европы, естественно, без дегустации. Нам рассказывали, как в стране производится вино, и лично мне экскурсия понравилась. В Молдавии, кстати, мы тоже несколько раз вместе ходили в ресторан.

 

– В недавнем интервью нашей газете легенда «Кубани» Стас Лысенко заявил, что состав «Кубани» не соответствует задачам на сезон. У вас как у члена состава есть возможность сказать свое мнение.


– Я бы не хотел вступать с ним в спор, но с его мнением не согласен. На мой взгляд, наш состав может решить задачу повышения в классе. У нас собраны сильные ребята, которые могут играть и в премьер-лиге. Нам просто нужно притереться и добиться сыгранности.

 

– Уверен, всех болельщиков «Кубани» интересует вопрос, сколько нужно времени, чтобы футболисты команды наконец-то друг к другу притерлись.

 

– Мне кажется, мы свой лимит ошибок и осечек уже исчерпали. После восьми туров без побед у нас наконец пошли успехи, и я уверен в том, что в дальнейшем по ходу сезона дела у команды будут идти только в гору.

 

– А в чем по ходу сезона прибавить хотели бы лично вы?

 

– В некоторых моментах нужно больше брать инициативу на себя и оттачивать умение обыгрывать соперника один в один. Именно в этих компонентах мне хочется прибавить и лучше оценивать ситуацию на поле.

 

– Какое значение для вас имел недавний дубль в выездной встрече с нижнекамским «Нефтехимиком»?

 

– Это означало, что я наконец дождался голов в «Кубани»: до того в официальных матчах за первую команду я не отличался. Поэтому после первого гола сказал самому себе: «Ну наконец-то». Хочу отметить, что оба гола стали следствием общекомандных действий – у нас проходили в этом матче неплохие комбинации, четыре из которых мы реализовали.

 

– Не хочу пугать вас дальними перспективами, поэтому спрошу: чего бы вы хотели добиться к тому моменту, когда вам стукнет 24?

 

– По окончании сезона у меня заканчивается контракт с «Кубанью», так что нужно будет думать о своем будущем. В первую очередь хочу вернуться в премьер-лигу и набираться опыта, который никогда не бывает лишним. А если эта цель будет достигнута, то далее хочу попасть в сборную России. Рассчитываю попасть на домашний чемпионат мира в России. Почему нет? Я думаю, при большом желании это вполне возможно.

 

Максим ГЕРАСИН



тэги: Владимир Лобкарев

Поделиться:   

Календарь

Месяц
Год
ПНВТСРЧТПТСБВС
        123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Сервисы

twitter

Сервисы

Футбольная коррида

Сервисы

Партнеры