53 ВОПРОСА МОЛОДОМУ ФУТБОЛИСТУ (13.9.2016)

Помогают ли футболисту татуировки? Почему в российском футболе тяжело проявить себя молодым? Как дела на личном фронте? На эти и многие другие вопросы, которые были специально подготовлены для игрока старейшей группой болельщиков «Кубани» «ВКонтакте», двадцатилетний форвард желто-зеленых Максим Майрович ответил в ходе обстоятельного общения с преданными поклонниками клуба.


- Максим, ты – уроженец Новороссийска и первые шаги в футболе делал именно там. Как получилось, что в подростковом возрасте ты оказался в футбольной школе «Чертаново»? 




- Знаете, еще до «Чертаново» мы с родителями переехали в Израиль, мне тогда было 10 лет. Мы жили там всего полгода, но я сразу попал в школу «Бейтара» из Иерусалима, считавшегося тогда сильнейшим клубом в стране. Я прошел просмотр и подписал контракт, хотя в таком возрасте обычно контракты не подписывают. Особенность соглашения состояла в том, что я не мог в течение 4 следующих лет играть за другие израильские клубы. Также меня привлекали к тренировкам со сборной Израиля того возраста, так как она почти полностью была составлена из игроков «Бейтара». Через полгода мы вернулись в Новороссийск. В 12 лет я поехал на просмотр в «Спартак», и все было хорошо, меня хотели взять. Однако в последний момент, как это бывает у нас в футболе, приехал другой парень, а мне сказали: «Извини, он у нас уже был, мы его больше знаем». Я, конечно, сильно расстроился, но ничего не поделаешь, вернулся в Новороссийск. Через пару месяцев у нас в городе проходил турнир, куда приехало «Чертаново» во главе со своим руководством. По результатам турнира они забрали меня в Москву даже без просмотра. Так и получилось, что я оказался в «Чертаново».



- По достижениям за последние годы, «Чертаново» является одной из сильнейших футбольных школ. А что радикально нового ты увидел там?

- Надо отдать должное руководству: они относятся к воспитанникам, как к своим детям. Нигде не видел, чтобы высокопоставленные люди приезжали, чтобы просто побеседовать с 12-летними ребятами, поддержать, рассказать что-то. У меня был трудный момент, когда хотелось всё бросить и вернуться домой, все-таки мне было 13 лет, и было очень тяжело без родителей. Но меня подбодрили, сказали: «Не переживай, все нормально, это пройдет». Чувствовались постоянная и повсеместная поддержка и помощь. Считаю, что именно в этом залог успехов «Чертаново».

- Сейчас в основном составе «Кубани» также есть несколько воспитанников «Чертаново». Это и Денис Якуба, и Юра Завезен. Где же сейчас играют другие твои бывшие партнёры? С кем поддерживаешь связь? 



- Александр Зуев и Егор Рудковский, которые играют за «Спартак» и «Спартак-2», Антон Зиньковский – за «Зенит-2». Это те, кто в других командах. Ну и в «Кубани», помимо упомянутых Завезёна и Якубы, есть еще Ильмир Нурисов. Вот с этими ребятами поддерживаю тесную связь.



- Макс, ты один из тех ребят, которые в 2013 году потрясли всю Европу, выиграв континентальное первенство среди юношей. Расскажи о своих воспоминаниях и переживаниях того турнира.

- Сразу скажу, что тот турнир не совсем оправдал мои ожидания. В отборочном раунде первым номером в атаке был Рамиль Шейдаев, а я был в запасе и выходил обычно на 5-10 минут, если требовалось отыгрываться. Проблема в том, что таких матчей практически не было. Мы довольно легко и успешно преодолели отбор, но в одном из последних матчей Рамиль получил удаление и впоследствии был дисквалифицирован на несколько матчей. Таким образом, я должен был стать первым выбором тренера, соответствующе настраивался на тот турнир. Однако на финальные сборы вызвали еще одного игрока, которого тогда даже и не наигрывали – Алексея Гасилина из «Зенита-2». И в первом же матче на турнире против Украины коуч решил выставить в основе его. Мне, конечно, было обидно, что я не получил шанс в стартовом составе. В перерыве тренер убрал Гасилина и выпустил меня. В итоге я отдал предголевой пас, забил мяч и заработал штрафной, с которого мы забили гол. Мы победили 3:0, и в следующем матче с Хорватией я вышел в основе. У хорватов была крепкая сборная, мы сыграли 0:0, но в конце матча у меня произошло столкновение с вратарем и защитником соперника. Я получил сотрясение мозга и гематому в области глаза. Левый глаз вообще не видел, так что на этом для меня турнир был закончен. Меня отзаявили и вернули в заявку Шейдаева. Я досматривал турнир с трибуны. Было и больно, и радостно: больно - что не могу играть, а радостно – что ребята в итоге выиграли Евро. Считаю, что это и моя победа, потому что я играл и забивал, то есть был частью команды.



- В 2006 году сборная России добилась аналогичного результата, но многие из тех чемпионов либо закончили карьеру, либо сидят без клуба. Что нужно сделать, чтобы не повторить судьбу поколения 89-го года?

- Тогда начали говорить, что ребята увлеклись барами и ночными клубами, но мое мнение не совпадает с этим. Я считаю, это поколение сгубило то, что им не дали реального шанса. Может быть, их выпускали пару-тройку раз, но в таком возрасте слишком тяжело с первой попытки закрепиться на взрослом уровне.

- Тогда нашим ребятам приходилось играть против таких ныне известных футболистов, как Тони Кроос, Боян Кркич и некоторых других. А из тех, с кем играли вы, был ли кто-нибудь, чтобы ты себе сказал: «Да, этот парень станет звездой»?

- Смотреть футбол я начал не очень рано, лет в 10, наверное. В то время в ЦСКА выделялся Вагнер Лав, и отец говорил мне: «Смотри, как играют, учись». Посмотрел, и мне понравилось. Потом смотрел Евро среди ребят до 17 лет, когда как раз Кркич забивал чуть ли не в каждом матче. Тогда у меня появилась мечта стать чемпионом Европы, отчасти я ее выполнил.



- И все-таки среди твоих соперников в 2013 году были яркие персоны?

- Определенно, Ален Халилович из сборной Хорватии. Украина была обычной командой, без ярких игроков, а у Халиловича была, можно сказать, золотая левая, партнеры постоянно снабжали его мячами.



- Спустя три месяца ты подписал контракт с «Кубанью». Были ли у тебя другие предложения, и если да, то почему выбрал именно «Кубань»?

- Да, у меня было 3 варианта продолжения карьеры. В «Зените» меня хотел видеть Дмитрий Черышев, тренировавший тогда молодежную команду. Нас хотели взять вместе с Якубой. Мы взяли время подумать. Позднее возник вариант с ЦСКА. Ну и затем – с «Кубанью». Мы сели за стол с руководством «Чертаново» и начали взвешивать все плюсы и минусы. Сошлись на «Кубани», потому что здесь можно получить гораздо больше шансов, чем в тех же «Зените» и ЦСКА. Ну и я, можно сказать, практически возвращался домой, где все-таки потеплее, чем в Москве.

- Для тебя, как для новороссийца, переход в «Кубань» - событие неоднозначное: вроде и родные края не покинул, но отношения между болельщиками очень сложные.



- Лично у меня проблем не возникало. Недавно даже наблюдал в Новороссийске троллейбусы с надписями «Мы любим «Кубань» или плакаты «Кубань» – наше всё» и очень удивился. Сейчас уже не так все категорично, как раньше. Году в 2009-ом «Черноморец» выбил «Кубань» из кубка страны, и после матча была драка между болельщиками. Сейчас вроде всё не так страшно. Хотя, может быть, только потому, что в одной лиге с «Черноморцем» играет «Кубань-2».

- В первом сезоне за молодежный состав «Кубани» у тебя набралось 16 матчей и всего 1 гол. Почему так?

- Интересный вопрос. Вроде и неплохо играл, вроде и моментов имел много, но мяч упорно не летел в ворота, примерно как у «Кубани» сейчас в домашних матчах.

- В последующих сезонах ты стал одним из лидеров молодежки. Что изменил в себе, в подходе к тренировкам, к матчам, как удалось наладить свою игру?

- Да ничего особенного не менял. Мне всегда говорили, что нападающему важнее всего иметь моменты, рано или поздно прорвет. Но меня все равно не прорывало. После первого сезона у меня была травма паховых колец, из-за которой я не сыграл за сборную России до 19-ти лет. Я был готов играть через боль, форсировал подготовку, но в сборной сказали, что вызовут стопроцентно здорового футболиста. В молодежной «Кубани» я забил всего 1 гол за 7 или 8 матчей. У меня так всё накипело, решил – надо что-то делать. В итоге пошел набивать татуировку. И знаете, прорвало. Забивал почти в каждом матче.

- Может быть, всем ребятам в команде сделать татуировки? 


- (смеется). Здесь все индивидуально, если помогло мне, не значит, что поможет кому-то другому.



- Сейчас ты играешь на два фронта: и в ФНЛ, и в ПФЛ - за «Кубань-2». Насколько серьёзен разрыв между уровнем этих дивизионов? И насколько различается молодежная «Кубань» прошлого сезона от «Кубани-2»?



- Не скажу, что очень большая разница. Коренное отличие – борьба. В молодежном первенстве играют ребята 17-20 лет, и там гораздо легче принимать мяч, ставить корпус, а во втором дивизионе играют мужики, прошедшие большой и долгий путь в футболе. По скоростям эти лиги примерно похожи. В ПФЛ даже бывает иногда легче, потому что защитники, как правило, возрастные и не очень быстрые.



- В «Кубани-2» уже чувствуешь себя «дядькой»?

- Тяжело чувствовать себя «дядькой» с ребятами, с которыми играл вместе 2 года. Я чувствую бо́льшую ответственность, потому что меня отправляют помогать из первой команды, и тренеры «Кубани-2» ожидают от меня соответствующей игры.

- А как ты относишься к приметам на футбольном поле?

- 50 на 50. У меня есть некоторые приметы, например, попадая в стартовый состав, стараюсь выходить на поле шестым. Для многих бутсы – важный атрибут в плане суеверий. Вот у меня случилась досада: бутсы, в которых я забивал почти во всех матчах предсезонки, порвались. Сейчас, конечно, уже играю в новых, привык вроде, но не забиваю пока (улыбается).

- Перенесёмся в день твоего дебютного матча в ЧР против «Рубина». Помнишь свои эмоции в тот момент?

- Уже после матча на кубок с «Зенитом» я понял, что я в обойме, что на меня рассчитывают. Ташуев мне доверял, плюс ко всему, я неплохо провел зимние сборы, но, конечно, выходить на сборах и в чемпионате – совсем разное дело.

- Чем Петреску отличается от твоих предыдущих наставников?

- Начнем с того, что Дан - первый иностранец, с которым я работаю. Вообще я не мастер сравнивать тренеров, для меня все тренеры, которые в меня верят, особенные. Поэтому я не буду проводить параллелей.

- Свой первый гол в официальном матче ты забил в Москве в ворота «Спартака». Телефон, наверное, не умолкал до утра?

- Да, можно так сказать. Многие на меня обиделись, что я не отвечал, но я просто не успевал. После матча мы с друзьями и руководством «Чертаново» отправились в ресторан, побеседовали, поужинали и разъехались по домам. Я тогда задержался в Москве на день, так как нам дали выходной.

- Можешь выделить самое яркое поздравление?

- Для меня все поздравления были одинаково приятны, как от друзей, так и от обычных болельщиков.

- Мистер выпускает тебя преимущественно на фланг полузащиты, ну или край атаки. Насколько тебе комфортно там действовать?



- Если я нужен буду команде правым защитником, то я выйду правым защитником. Хотя в защите я не очень силён (улыбается). На самом деле, еще при Ташуеве я чаще играл на фланге. В центре выходил только, когда уходил Селезнев. Ну, как заведено: если есть скорость, то иди на фланг, а в центре все-таки нужна мощь.

- Бросается в глаза, что ты довольно смело и вполне успешно идёшь в дриблинг. Какие ещё сильные качества можешь выделить у себя?

- Не особо люблю себя расхваливать.

- И все-таки?

- Ну всегда своими «козырями» считал скорость и умение открываться. Дриблинг не считал своей сильной стороной, но в последнее время получается довольно неплохо. Будем подтягивать.



- Многие болельщики считают, что с твоими выходами игра оживляется… 



- Спасибо, конечно, но мне кажется, что тренер лучше знает, как подойти к конкретной игре, какой состав выпустить. Я выхожу под уставшую защиту соперника и придаю оживление игре, а если, например, выйду в старте, то, может быть, не смогу так же легко уходить от соперников. Пока тренер видит меня на скамейке, и я принимаю это решение.

- Макс, что сказал Дан после игры с «Соколом», ведь он, мягко говоря, был разочарован судейством?



- Обычно он ничего не говорит. После этого матча тоже ничего особо не сказал. Забежал и чуть-чуть всё покрушил.

- Насколько тяжело или легко играть без тренера на скамейке?



- Присутствие Дана всё равно ощущается, даже когда он разговаривает со штабом по телефону. А когда он на скамейке, то его эмоции нас серьезно подзаряжают.

- Небольшой блиц. Любимый чемпионат?

- Английский.



- Любимая команда?

- Переживал за «Ливерпуль», когда там «феерил» Фернандо Торрес. Англию люблю за то, что там нет проходных матчей, каждый может обыграть каждого.

- Любимый игрок?

- Сейчас нравится Луис Суарес. Пусть я сейчас играю на фланге, но внутри меня живет центрфорвард, поэтому присматриваюсь к его игре.



- Смотришь ли футбол по телевизору?



- Я не большой фанат футбола в интернете или планшетах, смотрю АПЛ, только когда ее показывают по телевизору, и когда есть время. Также не смотрю матчи в записи, только прямой эфир.

- А свои матчи тоже не пересматриваешь?

- Редко. Могу разве что посмотреть обзор моментов со своим участием, чтобы понять, правильное ли решение принял в той или иной ситуации.



- Как проводишь свободное время?

- Смотрю сериалы и сплю (улыбается).



- Часто ли тебя узнают на улицах болельщики, и как относишься к своей популярности?

- Не скажу, что узнают прямо повально, но бывает. Вот недавно был один случай: меня узнала семья с ребенком в торговом центре. Я тогда был вместе с Якубой. И вот мы едем с ними в одном лифте, а парень говорит девушке: «Это же Максим!», а я думаю, про меня или не про меня идет разговор. Они шепчутся, и потом парень говорит: «Максим Майрович? Это Вы?». Я немного опешил, но ответил, что я. Вышли из лифта, поговорили, я сфотографировался с ними, нас, кстати, Якуба «щёлкнул» (смеется). Для меня это было немного странно, ведь Денис больше сыграл, в том числе, в премьер-лиге. Было приятно, потом даже подшучивал над Якубой (смеется). На Красной тоже подходил парень, побеседовал со мной, сфотографировался. Для меня это не проблема, я не отказываю болельщикам в фото или автографе.



- Какую музыку слушаешь?

- Не слушаю что-то определенное, скачиваю через приложение хиты разных чартов и слушаю их.


- Кстати о музыке. В Европе есть тенденция ставить музыку в раздевалке перед матчами, чтобы дополнительно настроить игроков, а есть ли такая традиция в «Кубани»?

- Знаете, в последнее время появилось такое дело. Как раз мы никак не могли выиграть, и Петреску сказал: «Хотите, ставьте свою музыку, если это вам поможет наконец выиграть». В Саранске Сергей Бендзь поставил музыку, и как видите, есть результат. Сергей у нас главный по музыке: приносит колонку, включает звук. Перед «Соколом» тоже играла музыка, но мы не выиграли. Видимо, дело не только в музыке (смеется).



- Ну, Вова Ильин нам в интервью пообещал привезти из Саранска 3 очка…

- Хорошая традиция намечается. Если мы выиграем у «Шинника», а я забью, можно вообще каждый день встречаться (смеется).



- Кем бы ты стал, если бы не стал футболистом?

- Даже не знаю. В детстве мне хотелось играть в волейбол. Пусть я никогда не играл в него, но мне этого хотелось. Отец сказал: «Ты что, какой волейбол?! Вон, лучше футбол смотри!». В конце школы уже были мысли и о кулинарии, и о медицине.

- Цитирую одну из наших подписчиц: «Можете передать Максу, что он умничка, мы все в него верим». Что можешь ответить?



- Могу сказать спасибо. Буду стараться оправдать её, да и не только её, ожидания, начать забивать, и всячески помогать команде.

- От многих игроков «Кубани» разных созывов доводилось слышать, что наша команда сильна, прежде всего, духом. А ты как считаешь?



- Соглашусь. Общаюсь с ребятами из других команд, тот же Зуев говорит, что если команда собирается посидеть и пообщаться, то некоторые иностранцы просто могут сказать: «Чао!» и уехать. У нас же иностранцев мало, да и те говорят по-русски, кроме Мозеса. Но когда мы собираемся командой, ребята со знанием английского подсаживаются к нему, чтобы он не скучал и не чувствовал себя лишним.

- А часто собираетесь на такие неформальные встречи?

- В последнее время поводов немного. Пару раз собирались после ничейных матчей, чтобы понять и обсудить решение этой проблемы. Сейчас опять пошли ничьи, так что давненько не собирались.



- Ты один из тех, кто остался с прошлого сезона и застал совсем другой состав «Кубани». Кто из игроков той «Кубани» тебе больше всего запомнился?

- Тяжело сказать. Очень помогал Момо Рабиу. Когда старшие «пихали», он говорил: «Ничего страшного. Никого не слушай, ты умеешь играть. Если ругают – просто помолчи». Ибра Бальде тоже постоянно поддерживал, Шандао подбадривал, если что-то не получалось. Вот их троих выделю. А так, конечно, все время проводил с Якубой, потому что очень давно с ним знаком.

- Очень неоднозначно смотрелся в команде Евгений Селезнев. Что можешь о нем рассказать?

- Честно говоря, на меня он не произвел впечатления. Однако меня очень удивило, что после тренировок, когда Женя соревновался с Павлюченко, кто из них больше забьет с фланговых подач, Селезнев забивал практически все мячи. Ему нужна команда, которая постоянно атакует, играет первым номером, тогда он и раскрывается во всей красе.



- А по поводу его постоянных падений?

- Это его манера игры. В Украине, наверное, бо́льшую часть таких падений свистят. Тем самым он пытался помочь команде, заработав штрафной или пенальти. Кстати, пенальтист он отменный. Даже Беленова, который сейчас в премьер-лиге отбил три удара с точки, обманывал пять раз из пяти.



- Кого из ребят можешь выделить в составе «Кубани-2» как потенциальных игроков для первой команды?



- Рано или поздно все ребята выйдут на уровень игроков основы, будь то «Кубань» или нет. Сейчас не то время, чтобы предаваться экспериментам. Некоторые ребята, в том числе, мои друзья Завезён и Якуба, подпускаются к тренировкам в основе. Задача перед командой – выход в Премьер-лигу, с нас её никто не снимает, поэтому сейчас главное – результат.

- Тебе поступало предложение уйти из «Кубани» в межсезонье?

- Интерес был, предложений не было. Считаю, что «Кубани» я сейчас нужнее.



- С вылетом «Кубани» автоматически произошел вылет «дублеров» из Молодежного первенства. До тех пор, пока не стало известно, что создается «Кубань-2», какие чувства были у ребят?



- Все, конечно, были очень расстроены. Всем пришлось прорабатывать различные варианты трудоустройства, преимущественно в зоне «Юг» ПФЛ. Ребята начали ездить по просмотрам, а когда стало известно, что будет создана «Кубань-2», кто-то уже подписал контракт с другим клубом, кого-то не устроил контракт, предложенный «Кубанью», а остальные сейчас бьются за нашу команду в ПФЛ. Считаю правильным это решение, потому что игровая практика с возможностью перевода в первую команду дает дополнительную мотивацию ребятам.



- Как дела на личном фронте? 



- Читал интервью Ильина и был готов к этому вопросу (смеется). Да, у меня есть девушка.



- Макс, все проблемы в клубе, вылет «Кубани» из РФПЛ привели к тому, что часть болельщиков сменила футбол на «животноводство», на трибунах собирается 3-5 тысяч человек. Такая посещаемость вам помогает или напрягает, что людей так мало?

- Конечно, чем больше людей, тем приятнее играть, так говорят наши «старики», заставшие аншлаги на премьер-лиге. Я застал 12 тысяч в прошлом сезоне. И, когда трибуны заполнены, ты не чувствуешь усталость, открывается второе дыхание. Сейчас мы благодарны каждому нашему болельщику, который приходить поддержать нас в трудные времена.

- А на выездах слышишь наших болельщиков?

- Да. Десант болельщиков «Кубани» иногда больше фанатов принимающей команды.

- Многое узнаешь о себе во время матчей?



- Бывает иногда (улыбается). Вот недавно был случай в матче с «Факелом». Мои друзья и девушка сидели на трибунах, а сзади них сидели болельщики, мужики в солидном возрасте. Когда меня выпускали на замену, эти мужики отреагировали так: «Кого вы выпускаете, он нас в матче с «Томью» похоронил! Не давайте ему пас, он опять нас похоронит!». Через 5 минут, когда у меня начало получаться, эти же болельщики кричали уже: «Отдайте Майровичу, он свежий, он сделает!». Конечно, забавно послушать такое о себе.

- Какое отношение за эти годы сформировалось у тебя к краснодарскому дерби?



- Я, к сожалению, так и не сыграл в дерби на взрослом уровне. Последний матч был в декабре 2015-го, а я начал привлекаться к основе в 2016-ом. Играл на молодежном уровне, и там дух дерби ощущался.

- Ты находишься между дублем и основой команды. Насколько ты готов терпеть и ждать своего шанса?



- Знаете, сейчас я тренируюсь с основой, и это очень хорошо. Когда мне казалось, что я перерос состав молодежки, никто из тренерского штаба основной команды не ходил на матчи дубля. Позднее, на тренировке первой команды, я просто подумал, что совершенно не умею играть в футбол – настолько разным был уровень. Я по натуре очень терпеливый человек. Своего шанса могу ждать очень долго, но могу и взорваться рано или поздно. Сейчас я всё понимаю, что пока не готов выходить в каждом матче в старте и решать судьбу команды. У меня еще 3,5 года контракта, так что всё успеется.



- Макс, мы спросили тебя почти обо всём, но не спросили о семье.



- Мама у меня живет в Питере, сестра в Калифорнии.



- Сестра не играет в футбол?

- Нет, она многократная чемпионка России и также чемпионка Европы по плаванию, можете даже «загуглить». Так что у нас спортивная семья.

- Спасибо тебе за обстоятельную беседу!

- Спасибо вам!


тэги: Максим Майрович

Поделиться:   

Календарь

Месяц
Год
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Сервисы

Электронный билет

Сервисы

Партнеры

Сервисы

Посетите музей "ФК Кубань" прямо сейчас!