ОЛЕГ МИРНЫЙ: БЛАГОДАРЕН СУДЬБЕ, ЧТО ПОПАЛ В «КУБАНЬ» (28.7.2016)

Нынешний тренер «Кубани-2» Олег Мирный в игроцкие годы был буквально нарасхват. Его хотели видеть в своих рядах московские ЦСКА, «Спартак», «Динамо», ростовский СКА, но значительную часть карьеры он, уроженец Краснодара, провел в «Кубани» – 152 матча за 5 сезонов.

Олег Павлович верен желто-зеленым цветам и поныне: в клубе он уже восьмой год работает с молодежью и будет помогать в будущем сезоне наставнику второй команды Евгению Калешину бесценным опытом. О клубной молодежи, китах-проблемах нашего футбола и своей футбольной жизни Мирный рассказал в интервью коррепонденту «Независимой спортивной газеты».

ЯКУБА НЕРАВНОДУШЕН К ФУТБОЛУ, ЭТО ГЛАВНОЕ

– Олег Павлович, 28 июля «Кубани-2» ехать во Владикавказ на матч стартового тура чемпионата с местным «Спартаком». Как оцените готовность команды к сезону?

– По составу команда готова процентов на 70. Думаю, по ходу сезона сможем усиливаться игроками основы, а именно бывшими футболистами дубля – речь идет о ребятах 1996-го года рождения. Команда создана для того, чтобы не потерять молодых и перспективных игроков, которые, может, не попадут в первую команду, но будут, как говорится в таких случаях, под основным составом. Теперь в клубе есть вертикаль «первая команда-вторая команда-школа», а с ней придет и преемственность поколений.

– Команду принял Евгений Калешин, в прошлом сезоне ассистировавший Сергею Ташуеву. На ваш взгляд, он уже готов к самостоятельной работе?

– Я думаю, для самостоятельной работы у Евгения все есть. А главное, есть желание и высокий тренерский интеллект. Я вижу его стремление работать главным тренером, и, по-моему мнению, со временем он станет хорошим специалистом.

– В первую команду из ребят 1996-го года рождения привлекаются Юрий Завезен и Максим Майрович. Как оцениваете перспективы этих парней в сезоне?

– Все от них зависит. Как будут проявлять себя на тренировках, в игре и сколько времени им будет выделяться: если главный тренер выпустил на 5 минут, значит, даже за это время нужно отдаваться полностью игре. Только так они смогут прогрессировать. Понятно, что для решения задачи выхода в премьер-лигу Дану Петреску нужны готовые игроки, но эти ребята тоже неплохие. Вообще, у всех футболистов «Кубани» 1996-го года рождения есть потенциал, и любой из них может заменить при необходимости в первой команде игрока основы.

– Вам жаль, что этим летом ваши бывшие подопечные Святослав Георгиевский и Сергей Каретник ушли в «Анжи»?

– Не хочу об этом говорить, если честно. Это их решение, люди вправе сами решать свою судьбу. Их перспективы в премьер-лиге? Ну, как вам сказать… Вопрос провокационный, поэтому не стану на него отвечать.

– Одним из самых перспективных молодых игроков «Кубани» считается опорник Денис Якуба. В чем вы видите плюсы этого парня?

– Во-первых, он боец, а опорник должен «выжигать» буквально каждый участок поля и уметь страховать партнеров. А во-вторых, Денис полностью отдается игре. Да, может, ему чего-то не хватает в плане созидания, но в самоотдаче этому парню точно не откажешь. И такой самоотдаче на поле многим нужно поучиться. Якуба неравнодушен к футболу, и, я считаю, это одно из главных его качеств.

У ЛОБКАРЕВА СЛОВНО ДВА СЕРДЦА

– С «молодежкой» «Кубани» вы работали с 2009-го. На ваш взгляд, прошлогодний набор игроков был самым сильным по составу из тех, что вы тренировали?

– В принципе, по тому, что мы видим, он получился самым перспективным. Хотя из тех, кто играл раньше, тоже есть футболисты, которые оказались не востребованы клубом, но играют в первой лиге России и даже за рубежом, в том же Казахстане.

– Многих болельщиков в крае интересует вопрос: почему же в «Кубани» почти нет кубанских футболистов?

– Тут много нюансов, очень много. Например, в конкретный момент футболист не был нужен главному тренеру команды, который возглавлял на тот момент «Кубань», и ушел в команду ниже рангом, где набирался опыта, получал игровую практику. Нынче мы видим, что тот же Виталий Шахов, воспитанник нашего клуба, находился на просмотре в ЦСКА. И я считаю, что у этого центрального защитника к 25 годам перспективы не только как у футболиста премьер-лиги, но и в будущем игрока сборной.

– Что можете сказать о видных футбольных качествах Шахова?

– Виталик очень хорошо играет головой, поэтому нередко забивает. Вообще, на поле он мыслит, читает игровую ситуацию. Может, у него не хватает немного скорости, однако игровое мышление у него на хорошем уровне, что является одним из главных качеств для футболиста высокого класса. А еще Шахов настоящий профессионал – поверьте мне, я знаю этого парня давно.

– О ровеснике Шахова Викторе Дмитренко, который стал чемпионом Казахстана в 2014-м с «Актобе» и играет за сборную страны, можно сказать то же самое?


– Да. Витя и Виталик – друзья с детства, и оба центральные защитники. Правда, игроки они разноплановые, и главное отличие кроется в игровом мышлении, скорости принятия решений на поле. Хотя и тот, и другой, уверен, помогли бы сейчас «Кубани». О чем я и говорю: в один момент парни оказались клубу не нужны, а сейчас, может, и нужны, но чего-то не хватает, чтобы их позвать.

– Роман Бугаев и Владимир Лобкарев прошли через дубль при вас. Оба выделяются в первую очередь трудолюбием?

– Да, особенно Лобкарев, у которого словно два сердца. Он может сыграть как в защите на обоих флангах, так и в средней линии, плюс у Владимира сумасшедшее желание. Что же касается Бугаева, то он был в дубле давно, в 2009-м, и очень мало. Раньше Рома считался перспективным, а сейчас уже взрослый, сформировавшийся футболист.

– Вы сказали, что часто судьба ребят из дубля зависит от главного тренера «Кубани» на данный момент. А кто из наставников уделял дублю больше всех внимания?

– Не хочется называть конкретные фамилии, потому что кто-то обязательно обидится. Я лишь могу сказать, что потока местных воспитанников в первую команду нет и не было. Хотелось бы, конечно, чтоб он был, но тут нужно начинать с детского футбола, где все надо переделывать заново.

– Вы имеете в виду систему детского футбола именно в «Кубани» или в стране?

– Российский детский футбол в целом. В первую очередь, нам не нужно гоняться только за результатом, чтобы переход ребенка во взрослый футбол проходил безболезненно. А когда сейчас мальчик приходит в большой футбол, ему очень тяжело перестроиться. На взрослом уровне другие скорости мышления и перемещения, а еще ребятам почти всегда не хватает технического мастерства. Это самая большая беда нашего футбола, не только «Кубани», и в этом отношении нам стоит брать лучшее из-за границы, а не отталкивать.

СЕЛЕЗНЕВ ПОДВЕЛ «КУБАНЬ»

– А вам удавалось в период обучения в Высшей школе тренеров выезжать за рубеж и черпать опыт у иностранных коллег напрямую?

– Да, 12 лет назад я был на стажировке в пражской «Спарте». Многое меня там удивило, так как наша система совсем другая. Там люди гонятся не за результатом, а за качеством подготовки футболистов. Если в «Спарте» я наблюдал подбор игроков, то в России почти всегда – набор. Я ведь работал до прихода в «Кубань» еще в «Краснодаре-2000», где был свой подход, в том числе к селекции, но тот период мне даже не хочется вспоминать.

– В «Кубани» вы все время работаете ассистентом главного тренера команды. Нет ли желания наконец в ваши 53 попробовать себя в самостоятельном «полете»?

– Готов работать самостоятельно и на более высоком уровне, чем молодежное первенство или второй дивизион, но предложений пока нет. Например, в первую команду «Кубани» за все это время ни разу не звали.

– Как бы вы изнутри охарактеризовали процесс работы с молодыми игроками?

– Это очень тяжелый процесс, поскольку происходит переход игрока из детского футбола во взрослый. Тяжесть заключается в особенностях психологии молодых ребят: тебе нужно быть для них чуть ли не отцом родным. На молодежном уровне игроки не профессионалы, они еще дети, и это в работе нужно учитывать.

– Игорь Осинькин, который возглавлял «молодежку» «Кубани» последние 3 сезона, вправду отличный психолог?

– Да, вопросов нет. Игорь Витальевич довольно хорошо работает с молодежью, и, думаю, он мог бы работать уровнем выше, чем второй дивизион, где он сейчас принял команду «Чертаново». На протяжении трех лет я видел у него трудолюбие, отношение к футболу, его особое видение игры. Считаю, он мог оставить «Кубань» в премьер-лиге, но, с одной стороны, тогда в команде было слишком много травмированных, а с другой, некоторые люди просто подвели клуб в ответственный момент.

– Кто именно подвел «Кубань», как вы говорите?

– Тот же Селезнев ее сильно подвел. Он сейчас много чего говорит, но все это сказки. Я не хочу углубляться в эту тему, но некоторые футболисты действительно команду подвели. Других фамилий пока называть не буду, особо выделю только Селезнева. В итоге вышло так, что в последних играх у нас выходило, по сути, 9 защитников, созидания было мало. Особенно не хватало в центре поля получившего тяжелую травму Рабиу, и пришлось туда ставить Сантану, хотя он в опорной зоне практически не играл. Так что «Кубани» в конце сезона объективно тяжело было остаться в премьер-лиге.  

– С возвращением в «Кубань» Дана Петреску между первой и второй командами уже установился тесный контакт?

– С Даном у нас всегда был диалог, я это помню еще по старым временам. Если память мне не изменяет, при Петреску дубль играл товарищеские матчи с основой раз семь, и, уверен, как только в чемпионате возникнет пауза, он вновь устроит внутренний спарринг, теперь уже с «Кубанью-2».

– На ваш взгляд, турнир второго дивизиона, в котором предстоит играть «Кубани-2» в грядущем сезоне, в разы слабее
советской второй лиги?

– Конечно, слабее. Раньше в любой команде южной зоны второй лиги играло 5-6 человек, которых ты, не зная фамилию, мог угадать даже по движению с мячом. Сейчас во втором дивизионе все серо и блекло. Мало теперь индивидуально сильных футболистов, которые многое умеют. Футбол во втором дивизионе вырос в скорости, но упал в мастерстве.

РЕБЯТА ШЛИ НА ТАНЦЫ, А Я НА ТРЕНИРОВКУ

– Кого бы вы выделили в майкопской «Дружбе», с которой в 1981-м дебютировали во взрослом футболе во второй лиге?

–Толика Абрамова, нападающего. Толик был маленького роста, однако вверху выигрывал такие мячи, которые далеко не каждый бы выиграл. Он легенда майкопской «Дружбы», однозначно. Вообще, не хочется никого выделять: хороших футболистов в команде было много, они потом играли и выше. Из «Дружбы» вышло много знаковых для кубанского футбола игроков.

– А как вы, собственно, изначально попали в «Дружбу»?

– По окончании спецкласса олимпийского резерва по футболу пошел работать на завод измерительных приборов слесарем механо-сборочных работ, играл за местную команду. А через полгода решил все-таки попробовать себя в большом футболе и поехал на просмотр в «Дружбу». Главным тренером команды тогда был Владимир Эштреков, который только закончил ВШТ, и он меня оставил.  

– Эштреков использовал вас на той же позиции, на какой вы играли до этого?

– В то время мне было все равно, на какой позиции играть, кроме защиты. В «Дружбе» я играл и нападающего, и крайнего хава, и центрального. Этот универсализм у меня больше от природы, плюс я его нарабатывал – много трудился, во многом себе отказывал. Любил футбол и стремился в нем остаться. Поэтому, когда ребята ходили на танцы, я не ходил – шел на стадион и работал над всеми компонентами.

– Понимаю, что трудно, но можете выделить свои главные игроцкие плюсы?

– Не хочу выделять свои качества, пусть это делают те, кто видел меня в игре. Могу лишь сказать, что ближе к концу карьеры я играл опорного хава, поскольку показывал более осмысленный футбол за счет видения поля. Мне тогда казалось, что в футболе для меня секретов осталось мало, и у меня уже не наблюдалось лишней беготни.

– Летом 1983-го вы оказались в «Кубани», которая пыталась оправиться от вылета из высшей лиги. Как произошел переход?

– Главным тренером «Кубани» являлся Александр Петрович Кочетков, помогал ему Юрий Владимирович Колинько, начальником команды был Виталий Иллиодорович Фурса. Они однажды приехали на игру в Майкоп и приметили меня, после чего решили пригласить в команду. Даже не задумывался тогда о переходе: я сам краснодарский и всю жизнь мечтал играть в «Кубани».

– Мечта оказалась такой, какой вы ее себе и представляли?

– Да. Я благодарен судьбе, что попал в «Кубань», так как играл с великими футболистами. Владимир Пильгуй, Александр Балахнин, Юрий Чеботарев, Владимир Комаров, Василий Шитиков, Владимир Подобедов, Игорь Калешин, Владимир Лагойда, Александр Багапов,  Александр Плошник, Сергей Горюнов, Александр Семенюков… Не зря с таким составом «Кубань» в 1983-м ставила задачу по возвращению в высшую лигу, но в конечном счете мы стали лишь восьмыми. В следующем году финишировали четвертыми, а до второго места, которое заняло кутаисское «Торпедо», не хватило 6 очков…

– Это объясняется тем, что в первой союзной лиге была большая конкуренция?

– В то время в первой лиге было много интересных, самобытных коллективов. Мне лично запомнилась рижская «Даугава» – очень приличная по уровню команда. Вообще, команды из союзных республик отличались особым колоритом. Правда, порой нам приходилось на выезды лететь по 20 часов со сменами часовых поясов, но ничего страшного – терпели. Не было раньше чартеров, летали рейсовыми самолетами, но переносили это спокойно.

СЛЕСАРЬ ПОЛУЧАЕТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ МОЛОДЕЖЬ В «КУБАНИ»

– Вы согласны, что одна из главных бед российского футбола – это большие деньги?

– Да, согласен. Зарплаты футболистам у нас в стране очень завышены – не стоит, на мой взгляд, платить столько денег людям, которые еще ничего в своей жизни практически не достигли. Мы балуем молодых футболистов, и в отношении заработной платы это просто беспредел. Есть, конечно, в российском чемпионате футболисты, которые заслуживают больших денег, таковым еще недавно являлся Халк. Но есть и футболисты, которые к нам приезжают из-за рубежа, получают баснословные деньги и не помогают развивать наш футбол.

– То есть согласны с высказыванием Леонида Слуцкого о том, что в России игроки не привыкли «копать картошку» и не будут этого делать?

– Леонид Викторович правильно сказал, я с ним полностью согласен. Вот мое поколение действительно копало картошку, причем порой в прямом смысле этого слова, а сейчас у футболистов совсем другие ценности в жизни. Конечно, нам платили по тем временам неплохие деньги, но они не являлись самоцелью. В первую очередь, мы выходили играть за клуб, присутствовал клубный фанатизм – сейчас я его мало вижу. Нынче футболистам не заплатили зарплату за два месяца, и они уже начинают жаловаться. А мы думали так – ну, не платят сейчас, так потом заплатят, куда денутся. Сильно на эту тему не рассуждали и просто играли в футбол.

– Для сравнения, какую самую большую покупку вы совершили, будучи игроком?

– Даже и не вспомню. Разница заключается в том, что раньше не было многого из того, что есть сейчас, и почти все было в дефиците. В наше время есть все, и ты получаешь деньги и тратишь их, как хочешь. Повторюсь, ценности теперь совсем другие.

– Вы сказали, что в отношении долгих перелетов терпели. А нагрузки Александра Кочеткова удавалось переносить так же стойко?

– Тяжелые были нагрузки, чего скрывать, но, что мне нравилось, у Александра Петровича на тренировках почти вся работа проходила с мячом. Были неспецифические упражнения, но большую часть времени работали с мячом. Кочетков требовал в спартаковском стиле держать мяч внизу, что и мы сейчас требуем от футболистов в «Кубани-2». Он ненавидел футбол «бей-беги» и не любил, когда мы лишний раз поднимали мяч высоко над травой: в такие моменты крик стоял на все поле. Александр Петрович был требователен в этом, но научил многому даже уже состоявшихся футболистов.

– Система штрафов у Кочеткова практиковалась?

– Нет, я не помню такого. Он был очень жестким и требовательным человеком, мог своего добиться и без штрафов. Главным наказанием было дежурство: кто проштрафился, тот и носил мячи и форму, как положено. Ту же систему мы применяли и в дубле «Кубани», не было денежных штрафов. А зачем штрафовать парней, если зарплаты, условно говоря, им хватало только на мороженое?

– То есть в «молодежке» желто-зеленых игроков большими деньгами не баловали?

– Нет, парни получали по российским меркам копейки. Конкретные суммы? Я назвать их вам не могу, но скажу, что мы платили ребятам в рублях. Для сравнения, современный слесарь получает, наверное, даже больше.

– Можно сказать, что в «Кубани» вы сформировались как футболист?

– Так и было. После «Дружбы» я был еще сыроват для футбола, а в «Кубани» закрепился в составе. Меня во многом воспитал Кочетков, который сурово относился к молодежи и, считаю, правильно делал. Петрович никому спуску не давал.

В ТЮМЕНИ ХОДИЛ НА ЛЫЖАХ ПО 10 КИЛОМЕТРОВ

– Александра Кочеткова можно охарактеризовать как человека настроения?

– Я бы так не сказал, хотя по жизни за ним это кредо действительно закрепилось. Да, он иногда бывал несправедлив, но в основном все делал правильно. В 1983-м при нем я сразу попал в основной состав «Кубани», но затем последовала травма, из-за которой в сезоне провел всего 3 матча. Некоторое время после восстановления играл за дубль, но в 1984-м и 1985-м уже стабильно играл в основе.

– А конкуренция за место в составе при Кочеткове была большой?

– Ну, порядка 10 человек в каждой игре оставалось на лавке. А поскольку я играл тогда почти на всех позициях, то и конкурировал почти со всеми. Чаще, конечно, Кочетков меня пробовал крайним полузащитником, правым или левым – без разницы. Забивал, правда, не так уж много, но 4 мяча за 3 сезона оформил. Какой из них запомнился? Первый, который забил в 1984-м ярославскому «Шиннику» на выезде. Причем я отличился аж на последней минуте матча, но большой радости не испытал – мы тогда проиграли 1:2.

– В 1986-м вы предприняли специфический шаг в своей карьере, уехав из «Кубани» в далекую Тюмень. Зачем и почему?

– Тогда на носу у меня была армия, и я уехал «служить» в Тюмень. В местном «Геологе» тренером был Виктор Георгиевич Корольков, с которым в 1983-м мы ездили со сборной России для игроков не старше 20 лет на Спартакиаду народов СССР. В той сборной было много будущих звезд – Валерий Шмаров, Евгений Крюков, Александр Жидков, Алексей Еременко, Валерий Глушаков, Валерий Заздравных… Состав очень сильный, и мы тогда дошли до финала, где уступили Литве. Из той литовской команды почти все ребята потом играли в вильнюсском «Жальгирисе», но мы могли победить, так как имели моменты. Но мы не забили, а соперник забил один, и для победы им этого хватило.

– Корольков действительно футбольный гений, каким его запомнили в «Кубани», которую он вывел в высшую лигу Советского Союза?

– Я считаю, он был очень сильным психологом. Виктор Георгиевич чувствовал игроков, знал, кто будет играть в футбол, а кто нет. У него всегда в команде был коллектив, что важно. Корольков, как и Кочетков, помог мне продолжить становление как футболиста, и с ним мне было приятно работать.

– Сибирский футбол считают очень жестким, контактным…

– У нас была очень техничная команда. Да, говорят, что в Сибири играют в «бей-беги», но Корольков проповедовал опять же спартаковский футбол, и куда попало мяч мы никогда не били. В итоге в сезоне-1986 в своей зоне второй лиги мы не проиграли ни одного матча и досрочно выиграли турнир за 4-5 туров до финиша.       

– Правда, что Корольков являлся примером для футболистов даже в мелочах?

– Да, очень сильная личность. Например, перед матчами он много не говорил, но всегда попадал в точку. Я знаком со многими бывшими футболистами, которые работали с ним в разных командах, и абсолютно все говорят о Георгиче только хорошее. Считаю, что и в «Кубани» он наряду с Петреску добился наивысшего успеха в клубной истории.

– Тюменская область славится биатлонным комплексом «Жемчужина Сибири», а не выступающей в ФНЛ командой «Тюмень». На лыжах там часто ходили?

– Ходили, причем у Королькова это была часть тренировочного процесса. Бывало, что на улице 30 градусов мороза, а мы надевали лыжи – и вперед 10 километров по лесу. Ничего, никто не жаловался. Как в Тюмени играли в футбол? Лето там жаркое, а в апреле сходит снег, и играть можно, вопросов нет.

ОТ ПЕРЕХОДА В «СПАРТАК» МЕНЯ ОТГОВОРИЛ КОРОЛЬКОВ

–  В Тюмени прониклись местным укладом жизни, менталитетом?

– Прежде всего мне нравилось, что в Сибири очень хорошие люди, простые и добрые. Но по окончании сезона-1987 в первой лиге я вернулся в «Кубань», хотя в Тюмени надеялись меня оставить и давали 4-комнатную квартиру и машину. Но к тому моменту Королькова в команде уже не было, а меня тянуло домой, и я вернулся с удовольствием обратно и за «Кубань» отыграл еще два сезона в первой лиге.

– Вам поступали когда-нибудь предложения от команд высшей лиги?

– Поступало много, но никуда не уходил: для меня идеалом являлась «Кубань», с которой я хотел подняться в «вышку». Звали меня и в ЦСКА, и в «Динамо», в ростовский СКА, но больше всего жалею, что не уехал в «Спартак» к Константину Иванычу Бескову. Он звал меня, когда я играл в Тюмени, но от перехода меня отговорил Корольков: я оказался ему очень нужен и не мог бросить человека.

– Когда в 1988-м вернулись в «Кубань», от прежней команды мало чего осталось?

– Из опытных остались только Сергей Горюнов и четыре Александра – Багапов, Плошник, Маховиков и Артеменко. Многие ребята приехали из других команд, но почти со всеми я был уже знаком и в коллектив влился быстро. Вообще, в какую бы команду я ни шел, с партнерами у меня выстраивались хорошие отношения.

– Скажите, почему после двух лет в «Кубани» вас вдруг потянуло на путешествия?

– После сезона-1990 в нижегородском «Локомотиве» поступило предложение уехать за границу, в высшую лигу Чехословакии или Венгрии. Для этого полгода я должен был поиграть в Ужгороде за «Закарпатье», однако в итоге меня там обманули. Я вернулся на Кубань, в «Дружбу», а через три месяца поехал еще дальше, в узбекский Наманган, в команду первой союзной лиги «Навбахор». Это своеобразный период в моей карьере, из-за жары в Узбекистане играть тяжело. Спасал лишь почти русский коллектив: тренером был экс-армеец и торпедовец Игорь Волчок, а еще в Намангане играл Сергей Доронченко – мы с ним были знакомы еще по «Кубани».

– А в 1993-м вы поиграли в высшей лиге России в составе челнинского «КамАЗа».

– Да, причем вместе с челнинцами я туда в 1992-м и выходил. Но в «вышке» сыграл всего 2 матча и после этого закончил с большим футболом. О причинах этого решения говорить не хочу, эта история не связана с футболом. В моей жизни было много, даже очень много несправедливости. Но на то она и жизнь, на нее грех жаловаться. В принципе, карьерой я все равно доволен, как бы то ни было. По всему бывшему Союзу у меня остались друзья, и с некоторыми из них созваниваемся до сих пор.

– Когда повесили бутсы на гвоздь, планировали все равно остаться в футболе?

– В футбольной среде вообще не было никаких предложений, и я ушел в бизнес. Из того периода своей жизни сделал вывод, что бизнес – это не мое, тем более что этот период пришелся на тяжелые времена 90-х. Поэтому вернулся в футбол в качестве тренера.

– Игорь Осинькин в интервью нашему изданию сказал, что «Кубани» нужна единая клубная философия, особенно в вопросах подготовки резерва. Вы с ним согласны?

– И согласен, и нет. По идее, в клубе должна быть единая вертикаль, но эта философия должна жить. А если придет новый тренер и не продолжит начатое предшественником, все сломает, то будет чехарда. В «Кубани» тренеры исторически меняются очень часто, и что, каждый раз все ломать? Пока у руководства клуба есть понимание, к чему нам нужно идти, все потихоньку выстраивается, и это не может не радовать.

Автор: Максим ГЕРАСИН
Источник: «Независимая спортивная газета»

тэги: Олег Мирный

Поделиться:   

Календарь

Месяц
Год
ПНВТСРЧТПТСБВС
        123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Сервисы

Посетите музей "ФК Кубань" прямо сейчас!

Сервисы

twitter

Сервисы

Партнеры